Путеводитель по жизни
Информационно-познавательный журнал

  Ералаш
Мужчина и женщина
Познай себя
Красота и здоровье
Советы для жизни
Домострой, дети
Работа, карьера, деньги
Города и страны
Таинственный мир
Кулинария
Хозяйке на заметку
Ремонт и обустройство
Дачный вопрос
В мире животных
Философия
Это интересно
Ералаш



Популярные статьи

Социофобия
Социофобия



10 умных ответов на 10 глупых вопросов
10 умных ответов на 10 глупых вопросов



Четыре закона богатства
Четыре закона богатства



Ловушка для покупателей
Ловушка для покупателей



Шесть правил успешного поиска работы
Шесть правил успешного поиска работы






Подписка на рассылки журнала


Периодичность рассылок - 1 раз в сутки.



Яндекс.Метрика



Раздел: «Ералаш»


Как нужно есть из общей миски? Забытые правила хорошего тона


Как нужно есть из общей миски? Забытые правила хорошего тона

Нет сейчас в стране напряженки с бумагой. Тем более с упаковочной. Вопрос по которой, наверное, уже окончательно и бесповоротно снят с повестки дня. В магазинах теперь всё больше пакеты, пакеты. Маленькие, большие, очень большие. Сложил в них все свои покупки и – готово. Быстро, дешево, удобно. А с бумагой… Пока завернешь, пока перевяжешь шпагатом или бечевкой. А то её, бумаги этой, вообще нет. Хочешь, чтобы тебе кулек свернули и потом в него килограмм-полтора сахара затарили, – приходи со своей газетой.

И с посудой нынче – никаких проблем. Всякой разной в магазинах – полно. Зашел и купил, сколько потребовалось и в нужном количестве. А ведь было время, когда на обеденный стол выставлялась одна общая миска с первым блюдом или две-три со вторым, гарниром, свежими овощами или соленьями – огурцами, помидорами, капустой. И вся семья ела вот так – из общей миски, не раскладывая еду по индивидуальным тарелкам.

Как это делалось? Какие правила действовали за обеденным столом? Вот об этом я бы и хотел сегодня рассказать…

* * *

Тётки нет. Суббота. В городе большой рынок. Вот тётка и уехала с самого ранья, ещё до свету, уложив в большую корзину несколько десятков яиц и два трёхлитровых эмалированных бидончика. Один – со сметаной. Второй – со свежим, три дня тому сбитым маслом.

После рынка она ещё обязательно зайдёт в церковь, так что ждать её только к ночи. И потому сегодня в доме хозяйничаем мы с дядькой. Вернее, хозяйничает он, а я так, с улицы прибежал.

Обед. Летняя кухня стоит и тоже скучает без тётки. Потому борща или вкусного куриного супа с потрохами и самодельной лапшой не будет. Жалко. Нет, окрошка, которую дядька сделал из белого, совсем не такого, как в городе, кваса, огурцов, редиски и холодных остатков той самой курицы, тоже ничего. Просто лапша, она не только вкусная, но ещё и интересная. Даже на улицу совсем не хочется, когда тётка принесёт из чулана муку и начинает колдовать с ситом, водой, яйцами, и как-то так незаметно вдруг из всего этого у неё под руками в небольшом эмалированном тазике оказывается приличный по размеру колобок

– Колобок, колобок, я тебя съем!

– Эй, Костя… Не балуй. Руки вон, посмотри, какие грязные! Да ты хоть умывался-то утром, шалапут? А ну, быстренько…

Ага. Аж заспотыкался весь. Чтобы пропустить самое интересное?

Сейчас этот колобок окажется на огромной доске, уже чуть присыпанной мукой. И почти сразу же над ним станет издеваться тёткина скалка, которую она предварительно обхватила белой, мучной ладонью и провела ею пару раз вверх-вниз по круглой, продолговатой деревяшке. А потом раз. И… Замелькала, замелькала в ловких тёткиных руках скалка. Туда сюда. Влево вправо. Опять – влево. Вперёд-назад.

Фу-у-у… Уже глаза закружились. И пока они приходят в себя…

О! Уже и нож у тётки в руке. Чуть припорошила мукой тонко раскатанный пласт теста и… Вверх-вниз ножом по разделочной доске. И пока рука с поблескивающим в ней металлом медленно, но упорно продвигается туда, к противоположному краю доски с этого можно взять уже готовую лапшинку:

– Тё-оть…

– А?

– А чё её варить? Она и так…

– Ой, не дождаться ему... Не трогай лапшу. Не трогай, кому сказала! Щас – тряпкой. Вон, миской накрытые яйца варёные. Ещё остыть не успели. Огурцы – в ведре. Выбери который побольше. Маленьких мы на засолку. Зимой есть будешь. Да помой, помой огурец-то! Куда? На улицу? Хлеба-то к огурцу отрежь! И присоли.

– А-аа…

* * *

Нет тётки. В летней кухне пусто и грустно без хозяйки. Сегодня мы с дядькой. И потому обедаем дома. Тоже на кухне, но не летней. Обычной.

Дядька на лавке, спиной к стене у выходящего в садок окна, через которое хорошо видно, как Пиратка, лёжа в теньке, что отбрасывает на его будку большая груша, безуспешно пытается разгрызть какую-то косточку, пробуя её на прочность то одним, то другим рядом зубов. Я – на табуретке, правым боком к проходной комнате и спиной к печи, что своей плитой заняла остатки кухни, а зеркалом распространилась на спальню.

На столе большая миска окрошки, в которую уже занырнула деревянная дядькина ложка. Алюминиевую, как у меня, он на дух не переносит. Тяжёлая, мол. Да и «скус» с неё не тот. Не знаю, не знаю.

Я ж пробовал. И сравнивал. Когда он на огороде возился. Алюминиевая – легче. Точно – легче. А «скус»… Вроде одинаковый. Только деревянная ложка – не такая удобная. Она глубокая. И если прямо, не всё за раз в рот выливается. Надо сначала чуть проглотить, а потом – остальное. А если боком её, так вообще. Эти остатки на подбородок часто выливаются.

– Кось…

Деревянная ложка мягко прошлась по моей руке, в которой зажат кусочек хлеба.

– Кось, так из общей миски не едят. Вот, смотри. Зачерпнул ложкой. Но в рот её, тут же, над миской – не отправляешь. Нет. Эт мы только вдвоём. А как несколько человек к столу сядут и все свои головы к миске? Вот шишек-то понабивают! И как потом у них всех головы болеть будут! Как им с такими головами работать?

Нет. Зачерпнул ложкой, приподнял её над миской… А сам ровненько на табурете сидишь. Ровненько. Вот так. Поднял ложку? Теперь – под неё кусочек хлеба, что в другой руке у тебя. Чтобы на стол не капало, пока ложку от миски ко рту несёшь. А донёс, вот тогда. Ложку – в рот и потом – хлебушком заел.

Снова пустую ложку – к миске. Зачерпнул. Так. Вот, смотри. Чтобы с ложки на клеёнку стола не капало, ты, перед тем как кусочек хлеба под неё подставишь, проведи ложкой по ободку миски. Лишняя жидкость и стечёт обратно. В миску. Понял?

– Понял, понял…

– А как понял, – давай. Наворачивай. Кто как ест, тот так и работает. Тебе ещё воды в бочку для Ночки от колодезя наносить.

– Да нормально. Я помню.

– Одним ведром! Два не бери. Тяжело.

– Два – для равновесия лучше.

– Тогда полные не наливай…

* * *

Вот так тогда ели. И работали.

Сейчас совсем по-другому кушают. А вот работают – всё так же. От зари до зари. И не покладая рук. На земле по-другому нельзя. Она ведь требует, чтобы на ней выкладывались полностью, без остатка. Тогда и отдачи соответствующей от неё ждать можно.

А если по-другому, так земля быстро зарастет полынью и бурьяном. И тогда не только в индивидуальные тарелки, но и в общую миску – навряд ли что удастся положить…

Автор: Koнcтaнтин Kyчep
Просмотров страницы: 265




Читайте статьи в разделе «Ералаш»

Монетные истории
Ловушка для покупателей
Шахматы - модель жизни?
Международный день шахмат
10 умных ответов на 10 глупых вопросов

 

Главная страница | Администратор | Рассылки | Карта сайта | Вверх страницы

 

  4562363