Путеводитель по жизни
Информационно-познавательный журнал

  Города и страны
Мужчина и женщина
Познай себя
Красота и здоровье
Советы для жизни
Домострой, дети
Работа, карьера, деньги
Города и страны
Таинственный мир
Кулинария
Хозяйке на заметку
Ремонт и обустройство
Дачный вопрос
В мире животных
Философия
Это интересно
Ералаш



Популярные статьи

Почему брак продлевает жизнь мужчинам и сокращает женщинам
Почему брак продлевает жизнь мужчинам и сокращает женщинам



Мужчинами становятся под детский плач
Мужчинами становятся под детский плач



Как мужчина и женщина говорят без слов
Как мужчина и женщина говорят без слов



Как сохранить молодость? Волшебный витамин для женщин и не только
Как сохранить молодость? Волшебный витамин для женщин и не только



Зависть и злорадство
Зависть и злорадство






Подписка на рассылки журнала


Периодичность рассылок - 1 раз в сутки.



Яндекс.Метрика



Раздел: «Города и страны»


Олонец. Чем знаменит один из древнейших городов Карелии?


Олонец. Чем знаменит один из древнейших городов Карелии?

Олонец. Чем знаменит один из древнейших городов Карелии?

Есть города, которые и одной рекой похвастаться не могут. Но таких – не очень много. Тем более, у нас, в Карелии. Если не река, так озеро – обязательно. Об этом названия карельских населенных пунктов сами за себя говорят. Рыбрека, Приречный, Коткозеро, Суккозеро, Юшкозеро… Или Куркиёки, Суоярви, Найстенъярви, Лахколампи, Ахвенламби.

Последние – уже с оглядкой на западного соседа, какое-то время владевшего частью нынешней карельской территории. «Ёки» («йоки») в переводе с финского – река, «ярви» – «озеро». Просто озеро, безотносительно каких-либо его особенностей. А «лампи» («ламби») – озеро небольшое, лесное.

Но даже среди такого озерно-речного многообразия встречаются определенные уникумы. Олонец, например. Небольшой – 11,2 тыс. жителей – районный центр на юге республики. В 150 км от столицы Карелии – Петрозаводска по трассе М18 «Кола» в направлении на Санкт-Петербург. Вот здесь, в Олонце, река даже не одна. Две. Олонка и приток её – Мегрега.

Обе они для города многое значат. С места их слияния, где в 1649 году князем Ф. Волконским и воеводой С. Елагиным был заложен небольшой оборонительный острожек, и началась история Олонца как важной порубежной крепости и центра уезда, в состав которого тогда вошла вся Южная Карелия.

Хотя в письменных источниках город упоминается значительно раньше. Впервые об Олонце можно прочитать в Уставной грамоте новгородского князя Святослава Ольговича, где под годом 1327 есть соответствующая запись. Вполне возможно, и это – не самое раннее из дошедших до нас сведений о нынешнем карельском райцентре.

Некоторые исследователи утверждают (и, наверное, не без основания!), что упомянутый в «Саге о Хальвдане, сыне Эйстейна» Алаборг и Олонец – один и тот же населенный пункт. Просто называемый по-разному, с учетом скандинавских, финно-угорских и славянских языковых особенностей.

И под этим утверждением есть определенная историческая основа. Cовременные археологи датируют одну из стоянок древнего человека, что обнаружена в низовьях Олонки, в месте нынешнего расположения города, 2-3 тысячелетием до(!) нашей эры.

Так или иначе, но Олонец по праву можно считать одним из древнейших городов Карелии.

Правда, после победоносного завершения Северной войны в истории Олонца начались не самые лучшие времена. В 1721 г. граница со Швецией была отодвинута далеко на восток и северо-восток, и Олонецкая крепость постепенно утратила своё стратегическое значение. Уже к середине века её пришлось разобрать из-за ветхости. И город перестал быть пограничным форпостом России.

Всё большую и большую роль в его развитии начинает играть купечество. Здесь, конечно, положительно сказалась близость столицы империи – Санкт-Петербурга. И сейчас до него от Олонца по трассе М18 «Кола» чуть больше трех сотен километров, а в то время был удобный водный путь по Ладоге и Неве. Олонецкие купцы поставляли в столицу дрова, строевой лес, сено, сельскохозяйственную продукцию, изделия карельских ремесленников. Для того, чтобы успешнее вести свои дела, многие торговые люди переселялись в Санкт-Петербург и записывались в его купеческое сословие.

Естественно, это никак не способствует росту и процветанию города. К тому же, после того, как в конце XVIII в. образовывается Олонецкая губерния, её административный центр перемещается в Петрозаводск. И Олонец потихоньку превращается в самый обычный провинциальный населенный пункт.

О том, что когда-то Олонец был относительно богатым купеческим городом, нынче напоминает только сохранившаяся кое-где мощёная булыжная мостовая, оказавшаяся крепче и долговечнее советского асфальта. А так… Мало что осталось от тех времён и богатств.

Так уж получилось, что в Олонце никогда не было динамично развивающейся промышленности. Город лежит в самом центре постепенно спускающейся к Ладожскому озеру большой, пологой низменности – Олонецкой равнины. Скорее всего, именно местоположение города определило его название, которое, по мнению специалистов, восходит к карельским корням «алонго», «аловайне» – «низменность», «низовье». Да и не только название, но и специализацию.

Олонецкий район – сельскохозяйственный. Но Север всегда был зоной рискованного земледелия. Так что местный бюджет, формируемый за счет налоговых отчислений предприятий аграрного комплекса, традиционно относился к разряду дотационных.

Источник дополнительного дохода для города – заезжие туристы. Но и здесь… Не всё так просто. Если раньше трасса М18 «Кола» проходила прямо через город и транзитный пассажир, как правило, тормозил в Олонце на часик-другой (а то и с ночевкой!), оставляя здесь какую копейку, то в начале 90-х дорога ушла в объезд. И сейчас машины с мурманскими, ленинградскими, новгородскими и иными номерами идут мимо, не останавливаясь.

Но город не смирился с таким положением вещей. Думал, думал и… И нашел какой-то выход из, казалось бы, тупиковой ситуации.

Сегодня для отечественного и импортного, по преимуществу – финского туриста, Олонец знаменит прежде всего Гусиным праздником (по весне мелиорированные поля Олонецкой равнины являются самым большим естественно-природным «аэродромом подскока» для перелётных диких гусей). В мае их встречает и город, и туристы, специально приезжающие на экологический фестиваль «Олония – гусиная столица».

В августе Олонец проводит «Молочный фестиваль», знаменитый своим «Парадом коров». В октябре сюда можно приехать, чтобы поучаствовать в празднике национального костюма – «Олонецкий хоровод». И будьте уверены, костюмы будут самые настоящие, национальные. Карельские. Ведь Олонецкий район – единственный(!) в республике, где карелов – большинство. Их здесь – 16402 человека. Или 63% от общего числа жителей.

А ещё город знаменит «Играми Дедов Морозов», которых ежегодно приглашает к себе в гости карельский Морозенок – Паккайне. Считается, что именно здесь, в небольшом карельском райцентре, его Родина. 1 декабря у Паккайне день рождения. И на него съезжаются разные Деды Морозы со всей России и Санта-Клаусы из-за границы. Открываются Игры накануне дня рождения праздничным шествием, которое обычно верхом на белой лошади в сопровождении гномов возглавляет главный Дед Мороз России из Великого Устюга. Деды Морозы и Санта-Клаусы идут по ночному городу с песнями и поздравляют горожан и гостей Олонца с началом зимы.

На следующий день морозная Олимпиада продолжается разными веселыми соревнованиями. Седобородые дедушки состязаются и определяют самого-самого в метании валенка, в украшении елки, в преодолении специальной полосы препятствий. А в завершение Олонецких Игр – самый настоящий футбольный матч со сборной командой ветеранов спорта Олонецкого района и местных депутатов. На заснеженном поле, в валенках и тулупах. Только посохи разрешено оставить на хранение в подтрибунных помещениях.

Так что приезжать в Олонец можно в любое время года. И весной, и летом, и осенью. И не обязательно приурочивать поездку к какому празднику или фестивалю. В городе и так есть на что посмотреть.

Например, на самую старую в крае церковь Флора и Лавра, расположенную в селе Мегрега, что от Олонца в 12 км на юго-восток по старой трасе М18 «Кола». В пригороде Олонца – деревне Кунелица – стоит изумительная пятиглавая кладбищенская Успенская церковь, в которой, наверное, чудом сохранился иконостас XVIII века. А в самом Олонце восстанавливается интересная своей историей церковь Иконы Смоленской Божьей Матери.


Олонец. Что определяет лицо этого города?

Один из древнейших карельских городов – Олонец, был заложен в качестве порубежной крепости в месте слияния двух рек – Олонки и Мегреги. Разными событиями богата многовековая история этого населенного пункта...

Вплоть до 1721 года он исправно защищал границы Российского государства. Был крупным торговым центром Русского Севера. В начале XVIII века Олонец по пути на один из первых бальнеологических курортов России – Марциальные Воды – неоднократно посещал Петр Первый.

Шли, складываясь сначала в десятилетия, а потом и в века, годы. Потихоньку, исподволь, они изменяли этот город. А воды Олонки и Мегреги и сегодня, как много лет тому назад, несут свои воды на встречу с уже недалеким отсюда Ладожским озером. Точно так же, как кружащиеся по Олонцу реки, причудливо изгибаются и танцуют свой немудреный, медленный танец деревянные, по-домашнему уютные олонецкие улочки. А мосты определяют лицо города, придают ему оригинальные и неповторимая черты...

Они, в отличие от олонецких улиц, прямо пересекают покрытое льдом или свободное от него речное русло, тем самым скрепляя прочными, в большинстве своём деревянными, стежками замысловатую городскую ткань. А чтобы сами мосты были прочнее – для того в них предусмотрена такая интересная конструкция, как ледолом.

Олонец – город у слияния рек, решивший своими мостами соединить разделённые водными преградами берега... Идеалист! Но может, именно этой своей чертой городского характера Олонец и покоряет любого приезжего?

Всего мостов в Олонце, по рассказам его жителей, восемь. И это на одиннадцать тысяч жителей! Кто хочет проверить – приезжайте. Олонец любит туристов. И во многом благодаря им и живёт...

А как приедете и пройдётесь по многочисленным олонецким мостам… Обязательно выйдите на небольшой (длиной – не более 160, а шириной около 50 м) островок Мариам, что лежит ниже места слияния Мегреги с Олонкой. А ещё до того, как выйдите, увидите стоящую на острове каменную пятиглавую церковь Иконы Смоленской Божьей Матери с трапезной и колокольней, что построена в 1824-1830 гг. в стиле классицизма.

О строительстве этого храма есть интересная легенда. Мол, в 1819 году Олонец посетил Александр I. И не просто посетил, а зашел помолиться о здравии своих подданных. А как зашел, так пришел в неописуемый ужас. В таком плачевном состоянии тогда находилась церковь Иконы Смоленской Божьей Матери. Её ветхость настолько потрясла императора, что он незамедлительно выделил на ремонт или постройку нового храма 20 тыс. рублей. И через пять лет началось строительство.

Кстати, с именем Александра I связана ещё одна легенда. До революции церковь была действующей и к категории олонецких достопримечательностей ещё не относилась. Достопримечательность – катафалк, на котором везли тело Александра I из Таганрога в Петербург, стоял внутри церкви, между двумя столбами. В Олонец же катафалк попал благодаря немалым стараниям олонецкого купца И. Ф. Редуева.

В советское время Собор долгое время был закрыт. Колокольня и завершения – сломаны. Сначала в здании размещался кинотеатр, потом (с 1974 г.) музей. В 1989-м церковь возвращена верующим и сейчас восстанавливается.

В пригороде Олонца – деревне Кунелица, реконструируется ещё одна, пятиглавая кладбищенская Успенская церковь с чудом сохранившимся иконостасом XVIII в.

Этот деревянный храм был построен во времена «императрицы и самодержцы Всероссийския, Великия Государыни Екатерины Алексеевны». Почти два с половиной столетия тому назад.

В 1788 году олонецкое городское кладбище было перенесено на новое место. Именно по этой причине 28 мая 1788 года на новом месте был заложен новый храм, который к осени уже был построен, а 15 октября освящен.

К концу следующего века (в 1862 году) церковь подверглась серьезным обновлению и перестройке, инициатором которых, в память о скончавшейся супруге, выступил олонецкий купец Василий Федорович Кузнецов. Благодаря его деньгам и старанию, храм подняли на фундамент, подправили и обшили тесом фасад, на паперти установили три колокола. Саму же церковь сделали теплой.

Так что, если кто попадет в Кунелицы, то, глядя на церковь, обязательно пусть вспомнит купца Кузнецова и его супругу. Если бы не они, кто знает, дошло ли бы до наших дней это культовое сооружение? А ведь то, что оно сохранилось, важно не только для него самого.

В середине прошлого века, когда одну за другой стали закрывать олонецкие церкви, сюда, в отдаленный кладбищенский храм, верующие приносили всё, что считали нужным спасти. На его чердаке и в домике кладбищенского сторожа были собраны иконы со всего Олонца и его окрестностей. Здесь же хранилась и одна из важнейших святынь края – храмовая икона Смоленского собора.

Успенской церкви, в отличие от многих других олонецких храмов, повезло. Она и сегодня радует нас своими голубыми главками.

А вот возведенный в 1630-м и перестроенный в 1891 году Николаевский собор был разобран в 70-х годах прошлого века. Не дошли до нас и другие олонецкие церкви. Например, Тихвинской иконы Божьей Матери (1682 г.). Или Архистратига Михаила (1672 г.). Зато прямо в центре Олонца стоит современная кирха одной из двух основных протестантских конфессий России – Лютеранской Церкви Ингрии.

А вот для того, чтобы увидеть одну из старейших деревянных церквей Карелии, надо проехать в деревню Мегрега, что в 12 километрах на юго-восток от райцентра по старой трассе М18 «Кола». Почти сразу же за выездом из этого населенного пункта, справа от дороги, в сосновом лесу стоит небольшая деревянная кубическая церковь Флора и Лавра с восьмискатным подщипцовым покрытием и с трапезной палатой.

Построена она в 1613 г. в честь побед России в войне со Швецией и по образцу каменных церквей. Посвящен храм святым Флору и Лавру, день памяти которых празднуется 18 (31) августа. Эти святые почитались крестьянами Русского Севера как хранители домашнего скота, покровители крестьянского хозяйства.

Ещё во времена наших дедушек и бабушек святые Флор и Лавр были известны если не всем, то очень многим. Их изображения обязательно были в каждом крестьянском доме.

Мегрегская церковь является редчайшим в стране памятником деревянного зодчества. В ней, четырехфронтонной, с шатровым верхом, хорошо просматриваются черты, характерные для знаменитого новгородского каменного храма Федора Стратилата – восьмерик с крышей в виде невысокого шатра расположен над трапезной, вход с крыльцом устроен с северной стороны. Церковь, как и её каменный прототип, небольшая по размеру, рублена из бревен, позже, в XIX веке, по архитектурным веяниям того времени, обшита снаружи тесом. Последнее сделано для придания деревянной церкви большего сходства с каменной.

Строгий интерьер церкви сохранился почти без изменений. У восточной стены, перед алтарем, установлен редко встречающийся старинный трехъярусный тябловый иконостас.

Церковь действующая, в ней периодически проводят службы. В её окрестностях расположено кладбище, на котором хоронят и в настоящее время. Храм, хотя и находится на небольшом пригорке, почти не виден с дороги из-за того, что закрыт деревьями сосновой кладбищенской рощи. Чтобы попасть к церкви, надо хотя бы примерно знать, где она. Для этого достаточно спросить у местных жителей о том, где деревенское кладбище. И вам обязательно ответят, покажут, а может, даже и проводят до самого места.

Язык, как показывает практика, он не только до Киева, но без особых проблем доводит и до мегрегской церкви Флора и Лавра. И не только до неё…

Фотогалерея

Автор: Koнcтaнтин Kyчep
Просмотров страницы: 20




Читайте статьи в разделе «Города и страны»

Старая Прага
Венеция - новая Атлантида?
Как появляются каменные реки?
Какие они - современные Соловки?
Как сделать отдых в Феодосии интересным? Выбираем экскурсии

 

Главная страница | Администратор | Рассылки | Карта сайта | Вверх страницы

 

  4562363